Закрытие монастыря в Дивеево

После кончины игуменьи Марии в управление обителью вступила Александра Траковская, также возве­денная в игуменский сан. Приняв богатое духовное и материальное наследство, новая управительница ревниво принялась за дело по приум­ножению славы монастыря.

Продолжалось неустанное послушание, совершенствование хозяйствования. При новой игуменье к 1917 году численность монашествующих всех видов составляла в обители 1690 сестер. В том числе 217 монахинь и 1474 послушниц. Состоялась закладка Нового собора.

Казалось, устойчивость жизни нерушима. Иначе рас­порядилась судьба: события 1917 года повернули вековое бытие в русло бурных перемен. Они коснулись всех и каждого.

В начале 20-х годов в монастыре создается кустарная артель, в которой сестры занялись рукоделием. То есть в основном делали то же, что составляло их трудовое послушание. Не прекращалась служба в храмах, хотя и с препонами, чинимыми представителями новой власти.

Тем не менее, обстановка в обители усложнялась, поскольку ходили упорные слухи о прекращении ее деятель­ности  Наконец, весной 1927 года принимается решение о закрытии монастыря. Оно было принято сразу же после запрета на деятельность обители в Сарове. Но жизнь в Дивееве теплилась еще три месяца, хотя сестры и начали расходиться, кто куда.

20 сентября (7 сентября по старому стилю) 1927 года оставшимся монашкам безоговорочно было предложено покинуть монастырскую территорию. В этот же день арестовывается игуменья Александра. Из пределов Дивеево её вывезли на тарантасе вместе с другими лицами духовного звания.

Александре Траковской больше не суждено было вернуться в обитель. Свой век она доживала в слож­ных условиях и скончалась 22 января 1942 года в го­роди Муроме.

27 сентября 1927 года, на Воздвижение в домовом храме монастырской Бога­дельни Всех Скорбящих Радости была совершена последняя служба — всенощная и обедня. На  второй день сестры покинули монастырь. Но не разъехались, а поселились в Дивееве. Вертьянове и соседних селениях. Замерли монастырские хра­мы.

Однако в приходской Казанской церкви служба продол­жалась. Ее правили два священника: настоятель храма о.Павел Перуанский и второй священник о. Семион Дья­коном состоял о. Михаил Лилов.

Служба в Казанском храме совершалась ежедневно, в праздники и будни: заутреня, а потом обедня. Монашки, оставшиеся в Дивееве и Вертьянове, совершали моле­ния вместе с прихожанами. При церкви был большой и слаженный хор. Им вплоть до ее закрытия в 1937 году управляла регентша Агафья Романовна Уварова — чело­век, по свидетельству современников той поры, талант­ливый и требовательный, как к себе, так и другим.

Дальнейшая судьба дивеевских сестер сложилась не­просто. Многие из них отбыли сроки в лагерях и ссылках. Другие нелегко проживали в окрестных городах и селени­ях, свято соблюдая монастырские уставные правила.

Последний настоятель Казанской церкви о. Павел Пе­руанский закончил свой жизненный путь в 1938 году в Арзамасской тюрьме в сане митрофорного протоиерея. Умер на Пасху.

Второй священник о.Симеон происходил из мастеро­вых. После закрытия церкви снял с себя сан священника. Работал в городе Вятке (ныне г. Киров) на военном заво­де. Умер у станка во время войны.

Дьякон о. Михаил Лилов, глава большой семьи, был арестован вместе с настоятелем храма о. Павлом Пе­руанским. Скончался, как и настоятель, в 1938 году в тюрьме города Арзамаса, и тоже на Пасху.

Впереди лежали десятилетия неизвестности…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *